Заур Дадаев вновь заявил о применении к нему пыток

Добавленно: 15.03.2015 - 1114 Просмотров
Поделитесь ссылкой:

​Один из обвиняемых в убийстве оппозиционера Бориса Немцова, Заур Дадаев, подтвердил, что к нему применялись пытки. Посетившим его в СИЗО членам Общественной наблюдательной комиссии он рассказал, что неизвестные трое суток удерживали его в подвале, приковав наручниками к батарее. Также, по его словам, они применяли к нему электроток и надевали мешок на голову. Об этом пишет в блоге в «Новой газете» член ОНК Елена Масюк, которая вместе с коллегой Александром Куликовским посетила в изоляторе «Лефортово» Дадаева, а также Анзора и Шагида Губашевых.

По ее словам, заявления Дадаева о пытках не были надлежащим образом оформлены сотрудниками СИЗО и не направлялись по подследственности. В связи с этим члены ОНК полагают, что эти нарушения порядка регистрации и рассмотрения устных сообщений о незаконных действиях неизвестных лиц в отношении Дадаева должны быть устранены.

По мнению правозащитников, изложенные Дадаевым обстоятельства задержания не связаны с расследуемым в отношении него уголовным делом и требуют проведения проверки в порядке, установленном статьями 144 и 145 УПК РФ.

Дадаев в присутствии сотрудников СИЗО «Лефортово» и под видеозапись принял предложение Комитета против пыток воспользоваться помощью его юристов, чтобы начать уголовное разбирательство по фактам примененных к нему пыток и насильственных действий.

Также Масюк отметила, что Дадаев жалуется на то, что у него по ночам в ногах сильные боли, из-за которых он не может спать. Это подтверждает и его сокамерник. Боли в ногах, по словам Дадаева, у него появились после применения в отношении него электротока.

 

Дадаев и Шагид Губашев попросили родственников нанять им адвокатов. Государственный адвокат встречался с Дадаевым два раза — 7 марта в Следственном комитете и 13 марта в СИЗО. К Шагиду Губашеву, по его словам, адвокат вообще не приходил.

Масюк также рассказала, что следователь по делу потребовал у членов ОНК подписку о неразглашении данных предварительного следствия. Однако она отказалась это сделать.

«Далее следователь говорит, что мы не имеем права разглашать «третьим лицам» все, что узнаем. Спрашиваем: а если узнаем о нарушении закона в отношении задержанных и обвиняемых — прокурору можем об этом сообщить? Следователь, ни секунды не сомневаясь, отвечает: «Прокурору тоже нельзя, он третье лицо! », — написала она.

«Высокопоставленные сотрудники СИЗО «Лефортово», сопровождающие членов ОНК, постоянно вмешиваются в разговор наблюдателей и заключенных, перебивают, запрещают говорить обо всем, кроме унитаза, еды и кровати. В таких обстоятельствах требование следователя о подписке я могу расценивать только как элемент устрашения и давления на членов ОНК», — подчеркнула Масюк.

11 марта Дадаев рассказал члену ОНК и корреспонденту «Московского комсомольца» Еве Меркачевой, что в момент задержания был с другом, своим бывшим подчиненным Русланом Юсуповым, и ради него согласился на признание. По его словам, он невиновен в убийстве Немцова.

Оппозиционер был убит поздно вечером 27 февраля в центре Москвы выстрелами в спину. В ночь на 7 марта были задержаны двое подозреваемых в преступлении Заур Дадаев и Анзор Губашев. 8 марта Басманный суд Москвы санкционировал их арест, а также арест Шагида Губашева, Тамерлана Эскерханова и Хамзата Бахаева.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *